Право + закон

Правовое регулирование возбуждения уголовных дел частного обвинения в Беларуси: Решение Конституционного Суда Республики Беларусь 27 ноября 2015 г. № Р-1004/2015.

Решение Конституционного Суда Республики Беларусь 27 ноября 2015 г. № Р-1004/2015
О  правовом регулировании возбуждения уголовных дел частного обвинения
Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего — Председателя Конституционного Суда Миклашевича П.П., заместителя Председателя Сергеевой О.Г., судей Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Карпович Н.А., Козыревой Л.Г., Подгруши В.В., Рябцева Л.М., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.
рассмотрел в открытом судебном заседании дело «О правовом регулировании возбуждения уголовных дел частного обвинения».
В судебном заседании приняли участие:
полномочный представитель Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь в Конституционном Суде — Мороз Л.Ф., председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь по законодательству и государственному строительству;
полномочный представитель Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь в Конституционном Суде — Михалькова Л.С., председатель Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь по законодательству;
представители:
Верховного Суда Республики Беларусь — Анискевич Р.Г., заместитель Председателя Верховного Суда Республики Беларусь;
Следственного комитета Республики Беларусь — Гайдучёнок В.А., заместитель Председателя Следственного комитета Республики Беларусь;
Министерства юстиции Республики Беларусь — Тушинский И.Г., заместитель Министра юстиции Республики Беларусь;
Генеральной прокуратуры Республики Беларусь — Севрук И.Г., начальник управления Генеральной прокуратуры Республики Беларусь по надзору за исполнением законодательства Следственным комитетом Республики Беларусь;
Республиканской коллегии адвокатов — Матусевич Т.В., заместитель председателя Республиканской коллегии адвокатов.
Производство по делу возбуждено Конституционным Судом 28 октября 2015 г. в соответствии с частью первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь (далее — Конституция), абзацем восьмым части третьей статьи 22 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, частями первой и третьей статьи 158 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве».
Заслушав судью-докладчика Вороновича Т.В., выступления полномочных представителей Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь, Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь, представителей Верховного Суда Республики Беларусь, Следственного комитета Республики Беларусь, Министерства юстиции Республики Беларусь, Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, Республиканской коллегии адвокатов, проанализировав положения Конституции, Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК), Уголовно- процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — УПК) и иных законодательных актов Республики Беларусь, исследовав материалы дела, Конституционный Суд установил.
1. В соответствии с Конституцией человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства; государство гарантирует права и свободы граждан Беларуси, закрепленные в Конституции, законах и предусмотренные международными обязательствами государства; государственные органы, должностные и иные лица, которым доверено исполнение государственных функций, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления и защиты прав и свобод личности (часть первая статьи 2, часть третья статьи 21, часть вторая статьи 59).
Согласно статье 60 Конституции каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки; с целью защиты прав, свобод, чести и достоинства граждане в соответствии с законом вправе взыскать в судебном порядке как имущественный вред, так и материальное возмещение морального вреда.
В части 1 статьи 33 УК указаны деяния, содержащие признаки преступлений, которые влекут уголовную ответственность лишь при наличии выраженного в установленном уголовно-процессуальным законом порядке требования лица, пострадавшего от преступления, или его законного представителя либо представителя юридического лица привлечь виновного к уголовной ответственности.
С данной нормой УК согласуется часть 2 статьи 26 УПК, определяющая, что дела о преступлениях, предусмотренных статьями 153, 177, частью первой статьи 178, частью первой статьи 179, частью первой статьи 188, статьей 189, частью первой статьи 202, частью первой статьи 203, частью первой статьи 216, статьей 217, частью первой статьи 316 и частью первой статьи 317 УК, являются делами частного обвинения, возбуждаются лицом, пострадавшим от преступления, его законным представителем или представителем юридического лица.
В соответствии с частью 5 статьи 26 УПК прокурор вправе возбудить уголовное дело о преступлениях, указанных в части 2 данной статьи, и при отсутствии заявления лица, пострадавшего от преступления, если они затрагивают существенные интересы государства и общества или совершены в отношении лица, находящегося в служебной или иной зависимости от обвиняемого либо по иным причинам не способного самостоятельно защищать свои права и законные интересы.
Согласно части 1 статьи 28 УПК потерпевший, а в случае его неспособности по возрасту или состоянию здоровья выражать свою волю в уголовном процессе либо в случае его смерти любой из его совершеннолетних близких родственников или членов семьи, а также законный представитель имеют право в порядке, предусмотренном данным Кодексом, участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а по делам частного обвинения — право выдвигать и поддерживать обвинение против лица, совершившего преступление.
Частью 1 статьи 174 УПК установлено, что по поступившему заявлению или сообщению о преступлении либо при непосредственном обнаружении признаков преступления орган дознания, начальник следственного подразделения, следователь или прокурор принимают одно из следующих решений: о возбуждении уголовного дела; об отказе в возбуждении уголовного дела; о передаче заявления, сообщения по подследственности; о прекращении проверки и разъяснении заявителю права возбудить в суде в соответствии со статьей 426 данного Кодекса уголовное дело частного обвинения.
Согласно статье 425 УПК порядок производства по уголовным делам частного обвинения о преступлениях, перечисленных в частях 2 и 3 статьи 26 данного Кодекса, определяется общими правилами УПК, за изъятиями, установленными главой 44 УПК («Производство по уголовным делам частного обвинения»).
Так, уголовное дело частного обвинения возбуждается лицом, пострадавшим от преступления, либо его представителем, а также представителем юридического лица путем подачи в районный (городской) суд заявления о совершении в отношении его преступления, предусмотренного частями 2 и 3 статьи 26 УПК; заявление должно содержать в том числе сведения о лице, его совершившем (части 1 и 2 статьи 426 УПК). Суд, признав, что заявление не отвечает требованиям части 2 статьи 426 УПК, возвращает его заявителю для приведения в соответствие с установленными главой 44 УПК требованиями и устанавливает для этого срок до десяти суток; повторное обращение с заявлением по тем же основаниям после пропуска указанного срока не допускается (часть 1 статьи 427 УПК).
В части второй пункта 7 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21 декабря 2006 г. № 10 «О практике применения законодательства, обеспечивающего право граждан на судебную защиту, и мерах по повышению ее эффективности в общих судах» разъяснено, что заявление о возбуждении уголовного дела частного обвинения может быть возвращено лишь в том случае, если оно не соответствует требованиям части 2 статьи 426 УПК и имеющиеся недостатки препятствуют его принятию.
Согласно разъяснениям, содержащимся в частях первой и второй пункта 3 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 31 марта 2010 г. № 1 «О практике применения судами норм Уголовно-процессуального кодекса, регулирующих производство по делам частного обвинения», право возбуждения уголовного дела о преступлении, указанном в части 2 или части 3 статьи 26 УПК, и поддержания по нему обвинения в судебном заседании в качестве частного обвинителя принадлежит лицу, пострадавшему от преступления; в случае его неспособности по возрасту или состоянию здоровья выражать свою волю в уголовном процессе указанные права может осуществлять любой совершеннолетний близкий родственник этого лица или член его семьи, а также его законный представитель (часть первая статьи 28 УПК); в иных случаях выдвигать и поддерживать обвинение могут лица, уполномоченные на это в установленном законом порядке пострадавшим.
В соответствии с пунктом 5 данного постановления Пленума Верховного Суда подаваемое в суд заявление о совершенном преступлении, которым возбуждается уголовное дело частного обвинения, является процессуальным документом, формулирующим обвинение и устанавливающим пределы судебного разбирательства; поэтому судам необходимо проверять, содержатся ли в заявлении указания на то, когда, кем и где совершено противоправное деяние, в чем конкретно оно выразилось, соответствует ли описание преступного деяния диспозиции уголовного закона, сделана ли ссылка на уголовный закон (пункт, часть, статью), предусматривающий ответственность за данное преступление; отсутствие в заявлении указанных сведений, а также их неполное или неконкретное изложение ущемляет право обвиняемого знать, в чем он обвиняется (пункт 1 части 2 статьи 43 УПК), и является основанием для возвращения заявления в соответствии с частью 1 статьи 427 УПК.
Из приведенного анализа законодательства, регулирующего вопросы возбуждения уголовных дел частного обвинения, следует, что уголовные дела данной категории возбуждаются лицом, пострадавшим от преступления, путем подачи в районный (городской) суд заявления о совершении в отношении его преступления, а также могут быть возбуждены прокурором при отсутствии заявления лица, пострадавшего от преступления, если указанные в части 2 статьи 26 УПК преступления затрагивают существенные интересы государства и общества или совершены в отношении лица, находящегося в служебной или иной зависимости от обвиняемого либо по иным причинам не способного самостоятельно защищать свои права и законные интересы.
В уголовно-процессуальном законе отсутствуют нормы, обязывающие орган дознания, начальника следственного подразделения, следователя или прокурора возбуждать уголовные дела частного обвинения при отсутствии сведений о лице, совершившем преступление, указанное в части 2 статьи 26 УПК, а также нормы, предусматривающие возможность возбуждения уголовных дел частного обвинения в случае смерти лица, пострадавшего от преступления, что свидетельствует о наличии правового пробела в законодательстве. Данное обстоятельство не позволяет в полной мере обеспечить гарантированную Конституцией защиту прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств.
2. В соответствии со статьей 39 Закона «О конституционном судопроизводстве» в Верховный Суд, Генеральную прокуратуру, Следственный комитет, Министерство юстиции, Республиканскую коллегию адвокатов и Белорусский государственный университет Конституционным Судом были направлены запросы, в письменных ответах на которые указанные государственные органы и иные организации изложили свое мнение по делу.
Верховный Суд полагает, что в случаях смерти лица, пострадавшего от преступления, либо отсутствия сведений о лице, совершившем преступление, дела частного обвинения вправе возбудить прокурор на основании части 5 статьи 26 УПК, поскольку данные обстоятельства указывают на наличие причин, не позволяющих лицу, пострадавшему от преступления, самостоятельно защищать свои права; в связи с этим в УПК не имеется пробела правового регулирования по данным вопросам.
По мнению Генеральной прокуратуры, в правовом регулировании возбуждения уголовных дел частного обвинения в случае отсутствия сведений о лице, совершившем преступление, имеется пробел, для устранения которого необходимо внесение в УПК изменения, предусматривающего обязанность суда в указанном случае направлять заявление гражданина, пострадавшего от преступления, органу дознания для установления лица, совершившего преступление. В случае смерти потерпевшего по делам частного обвинения выдвигать и поддерживать обвинение против лица, совершившего преступление, в соответствии с частью 1 статьи 28 УПК вправе любой из его совершеннолетних близких родственников или членов семьи либо законный представитель; данное обстоятельство можно также отнести к указанным в части 5 статьи 26 УПК основаниям для возбуждения дела частного обвинения прокурором.
Следственный комитет считает целесообразным внесение изменений в часть 5 статьи 26 УПК в части уточнения компетенции прокурора посредством наделения его правом возбуждения уголовных дел частного обвинения в случае совершения преступления лицом, сведения о котором не известны. Относительно ситуации, связанной со смертью лица, пострадавшего от преступления, вопрос обеспечения надлежащей защиты в уголовном процессе прав такого лица, а также иных граждан (близких родственников, законных представителей) уголовно-процессуальным законом не урегулирован.
Министерство юстиции отмечает, что отсутствие в заявлении о возбуждении уголовного дела в порядке частного обвинения сведений о лице, совершившем преступление, в определенной степени ограничивает право гражданина, пострадавшего от преступления, на судебную защиту нарушенных прав. По смыслу нормы части 1 статьи 28 УПК в случае смерти лица, пострадавшего от преступления, любой из его совершеннолетних близких родственников или членов семьи, а также законный представитель наделяются правом как подачи заявления о возбуждении уголовного дела в порядке частного обвинения, так и поддержания в суде обвинения против лица, совершившего преступление.
Республиканская коллегия адвокатов указывает на наличие пробела правового регулирования возбуждения уголовных дел частного обвинения как в случае отсутствия сведений о лице, совершившем указанное в части 2 статьи 26 УПК преступление, так и в случае смерти гражданина, пострадавшего от преступления. В связи с этим уголовно- процессуальным законом не обеспечивается защита конституционных прав гражданина, включая право каждого на судебную защиту, что является недопустимым.
В ответе юридического факультета Белорусского государственного университета отмечается, что отсутствие сведений о лице, совершившем преступление, может быть отнесено к случаям, когда лицо, пострадавшее от преступления, не способно самостоятельно защищать свои права и законные интересы, в связи с чем в данном случае уголовное дело в соответствии с частью 5 статьи 26 УПК вправе возбудить прокурор. Вопрос о допустимости возбуждения уголовного дела частного обвинения без волеизъявления умершего лица, пострадавшего от преступления, является дискуссионным по причине тесной связи преступления с личностью пострадавшего.
3. Конституцией установлено, что Республика Беларусь является социальным правовым государством, обеспечивает законность и правопорядок (части первая и третья статьи 1); гражданин ответствен перед государством за неукоснительное исполнение обязанностей, возложенных на него Конституцией (часть вторая статьи 2); ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц (часть первая статьи 23); государство обеспечивает свободу, неприкосновенность и достоинство личности (часть первая статьи 25); каждый имеет право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на тайну его корреспонденции, телефонных и иных сообщений, на его честь и достоинство (статья 28).
Конституционный Суд полагает, что государство, основываясь на данных конституционных положениях, в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 97, пунктом 1 части первой статьи 98 Конституции вправе на законодательном уровне устанавливать преступность общественно опасных деяний, их наказуемость, а также дифференцировать порядок привлечения виновных лиц к уголовной ответственности.
Так, согласно части 1 статьи 26 УПК в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование и обвинение в суде осуществляются в публичном, частно-публичном порядке и в порядке частного обвинения.
В соответствии с принципом публичности уголовного процесса, основанным на положениях ряда норм Конституции (статьи 2, 7, 21, 59, 137), государство гарантирует каждому защиту от преступных посягательств; государственные органы, должностные лица, уполномоченные осуществлять уголовное преследование, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры по обнаружению преступлений и выявлению лиц, их совершивших, возбуждению уголовного дела, привлечению виновных к предусмотренной законом ответственности и созданию условий для постановления судом законного, обоснованного и справедливого приговора (статья 15 УПК).
В решении Конституционного Суда от 26 декабря 2014 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный кодексы Республики Беларусь, Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях и Процессуально-исполнительный кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях» отмечено, что конституционная обязанность государства обеспечивать защиту прав и свобод личности, а следовательно, и лица, потерпевшего от преступления, не означает наделения самого потерпевшего по делам публичного обвинения правом предопределять необходимость осуществления уголовного преследования в отношении определенного лица. Такое право по указанной категории уголовных дел может принадлежать только государству в лице его органов и должностных лиц, уполномоченных осуществлять уголовное преследование.
Вместе с тем уголовно-процессуальный закон допускает включение в уголовный процесс элементов диспозитивности: решение вопроса как о возбуждении уголовных дел частного обвинения, так и о прекращении производства по ним в связи с примирением с обвиняемым зависит от волеизъявления лиц, пострадавших от преступлений. При этом законодатель исходит из того, что такие преступления тесно связаны с личностью пострадавшего и не представляют большой общественной опасности, их раскрытие, как правило, не является сложным, в связи с чем лицо, пострадавшее от преступления, способно само осуществлять в порядке частного обвинения уголовное преследование лица, совершившего в отношении его соответствующее преступление.
Данное законодательное регулирование обусловлено необходимостью учета затрагиваемых указанными в части 2 статьи 26 УПК преступлениями общественных и частных интересов, а также наиболее полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина, в том числе предусмотренных частью первой статьи 25, статьями 28 и 29, частью третьей статьи 44 Конституции.
В Заключении Конституционного Суда от 12 июня 2014 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь пункта 7 части 1 статьи 29 и пункта 1 части 1 статьи 303 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь» изложена правовая позиция, суть которой состоит в том, что конституционное право каждого на защиту от посягательства на его достоинство и честь распространяется не только на период жизни человека; это право обязывает государство установить правовые гарантии судебной защиты достоинства и чести человека и после его смерти.
Исходя из изложенного, Конституционный Суд отмечает, что наделение лица полномочиями по возбуждению уголовных дел в порядке частного обвинения и осуществлению уголовного преследования следует рассматривать в качестве дополнительной гарантии защиты прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, которая не освобождает государство от выполнения конституционных функций и обязанностей по обеспечению законности и правопорядка, прав и свобод граждан Республики Беларусь как высшей цели государства, а также гарантированию каждому судебной защиты его прав и свобод (часть третья статьи 1, часть первая статьи 21, часть первая статьи 60 Конституции). Так, согласно УПК орган уголовного преследования в пределах своей компетенции обязан возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния, изобличению лиц, виновных в совершении преступления, и их наказанию, равно как принять меры по реабилитации невиновного, а также обеспечить потерпевшему доступ к правосудию и принять меры по обеспечению возмещения причиненного вреда (части 1 и 2 статьи 27).
Однако уголовно-процессуальный закон не содержит положений, которые предусматривали бы возбуждение уголовных дел частного обвинения как при отсутствии сведений о лице, совершившем преступление, указанное в части 2 статьи 26 УПК, так и в случае смерти лица, пострадавшего от преступления, что свидетельствует, по мнению Конституционного Суда, о пробеле конституционно-правового регулирования общественных отношений, связанных с осуществлением уголовного преследования и рассмотрением дел в суде в порядке частного обвинения.
4. В соответствии с Конституцией в Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права (часть первая статьи 7); Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства (часть первая статьи 8); обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь является высшей целью государства (часть первая статьи 21); государство обязано принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (часть первая статьи 59).
Согласно подпункту «Ь» пункта 6 Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью (принята 29 ноября 1985 года резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН) следует содействовать тому, чтобы судебные и административные процедуры в большей степени отвечали потребностям жертв путем обеспечения возможности изложения и рассмотрения мнений и пожеланий жертв на соответствующих этапах судебного разбирательства в тех случаях, когда затрагиваются их личные интересы, без ущерба для обвиняемых и согласно соответствующей национальной системе уголовного правосудия.
Конвенцией о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года закреплено право каждого в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом (пункт 1 статьи 6), а также право каждого, чьи права и свободы, признанные в данной Конвенции, нарушены, на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве (статья 13).
С приведенными положениями Конституции и международно-правовых актов согласуется норма части 1 статьи 7 УПК, в соответствии с которой задачами уголовного процесса являются защита личности, ее прав и свобод, интересов общества и государства путем быстрого и полного расследования преступлений, изобличения и привлечения к уголовной ответственности виновных; обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый, кто совершил преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.
В связи с изложенным Конституционный Суд полагает, что государство обязано обеспечить доступ к правосудию каждому гражданину, потерпевшему от преступления, а в случае смерти такого лица гарантировать судебную защиту его достоинства и чести.
Основываясь на нормах Конституции о том, что государство, все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства, а государство обязано принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (часть вторая статьи 7 и часть первая статьи 59), Конституционный Суд считает необходимым устранить пробел конституционно-правового регулирования возбуждения уголовных дел частного обвинения путем внесения в УПК изменений и дополнений, устанавливающих обязанность органа уголовного преследования возбуждать уголовные дела частного обвинения в случае отсутствия сведений о лице, совершившем преступление, указанное в части 2 статьи 26 УПК, а также возбуждение уголовных дел частного обвинения в случае смерти лица, пострадавшего от преступления, по заявлениям его совершеннолетних близких родственников или членов семьи.
На основании изложенного, руководствуясь частями первой и седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, абзацем восьмым части третьей статьи 22 и статьей 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, частью второй статьи 74, статьями 75, 77, 80, 84, частью семнадцатой статьи 85 и статьей 160 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд Республики Беларусь РЕШИЛ:
1. В целях соблюдения конституционных принципов верховенства права и законности, реализации конституционного права каждого на судебную защиту признать необходимым устранить пробел конституционно-правового регулирования возбуждения уголовных дел частного обвинения путем внесения в Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь изменений и дополнений, предусматривающих обязанность органа уголовного преследования возбуждать уголовные дела частного обвинения при отсутствии сведений о лице, совершившем указанное в части 2 статьи 26 Уголовно- процессуального кодекса преступление, а также возбуждение уголовных дел частного обвинения в случае смерти лица, пострадавшего от преступления, по заявлениям его совершеннолетних близких родственников или членов семьи.
2. Предложить Совету Министров Республики Беларусь подготовить соответствующий проект закона о внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс Республики Беларусь и внести его в установленном порядке в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь.
3. Решение вступает в силу со дня его принятия.
4. Опубликовать решение в соответствии с законодательными актами.
Председательствующий — Председатель Конституционного Суда
Республики Беларусь П.П.Миклашевич

Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 04.12.2015, 6/1507